8(495)139-71-63     8(495)139-71-64
8(495)139-71-65     8(495)139-71-66
8(495)139-71-67     8(495)139-71-68
8(495)139-71-69     8(495)139-71-70

 

                 Обратная связь
Заказать звонок
Сделать заказ
E-mail: postmaster@spetselectrode.ru 
Рекламные материалы скачать

Поиск по сайту:
 
Например электроды СЭОК-46
Главная Компания СпецЭлектрод Каталог электродов Алфавитный каталог электродов Прайс (Цена) Контакты Купить в регионах Видео СпецЭлектрод Новости
"СпецЭлектрод"

Завтра была война. 22 июня 2022г.- День скорби.

Часть II 

История моего деда-разведчика.

 

Историю Клауса рассказал мне мой дед, который служил в подразделении фронтовой разведки, а потом в СМЕРШ, самом загадочном и устрашающем в ведомстве военной контрразведки. Офицера по имени Клаус он захватил в плен за линией фронта, на одной из дорог южного побережья Ладожского озера в январе 1943 года, когда тот возвращался из штаба на передовую.

Приказ о необходимости пленения немецкого офицера группа получила поздно вечером, после перехваченной радиограммы о перегруппировке немецких войск.

Нужен был пленный офицер в высоком звании для уточнения данных о манёврах фашистких сил. После короткого сбора и трёхчасового сна мой дед вместе с тремя разведчиками выступил в сторону линии фронта из Шлиссельбурга. Все были опытными разведчиками диверсантами, один из них, как и мой дед, до войны жил на Урале и был таким же заядлым охотником, двое других до работы в органах принимали участие в геолого-разведывательных экспедициях. Рейд в тыл врага в условиях русской зимы был для них привычным делом. Вот как рассказывал об этом мой дед.

«Когда линия фронта осталась позади, было выбрано место для засады у дороги, ведущей предположительно из немецкогоштаба. Оставалось дождаться, когда какая-нибудь машина будет ехать в расположение войск. Приблизительно через полтора часа раздался рокот мотоцикла и более благородный звук легкового автомобиля. На горизонте появился мотоцикл с коляской, в коляске сидел пулемётчик, за ним метрах в пятнадцати двигался чёрный Volkswagen.

Наша группа засела на повороте в форме зигзага, так что транспорт максимально должен был замедлиться в этом месте. Подъехавший мотоцикл, сбросил скорость перед поворотом, и водитель предупреждающе поднял руку, машина тоже замедлилась, а перед поворотом и вовсе встала.

Немцы в мотоцикле небыстро поехали зигзагом, внимательно глядя в сторону лесного массива. Мы вжались в снег, двое разведчиков были на одном конце дороги в виде закруглённой молнии, а я с земляком на другом. Нам пришлось  пропустить их мотоцикл вперёд, и когда опасный участок закончился, водитель мотоцикла махнул рукой, подтверждая, что путь чист.

В этот же момент, из-за кустов вылетела граната, она угодила прямиком в мотоциклетную коляску с пулемётчиком. Оба умерли на месте, а мотоцикл пришёл в негодность, ещё и полыхнув пламенем после взрыва. Наша же задача оказалась сложней. Выяснилось, что в машине ехали четыре человека, стрелять так, чтобы не зацепить самого важного не представлялось возможным. Два точных выстрела решили этот вопрос ровно наполовину. Водитель и ехавший рядом с ним солдат, уронили свои головы практически одновременно. Два других, были офицеры. Один из них, судя по фуражке, был офицером автотранспортных войск Вермахта, другой в пилотке офицера егерских частей, выскочили и укрылись за автомобилем.  Оба представляли лакомые кусочки, начинённые вкусной и полезной информацией для нас. Серёга, мой земляк из-под Свердловска,  даже облизнул пересохшие губы. 

- Ух, как подфартило то, товарищ командир,- прошептал он и тут же метнулся через дорогу, налево от машины и перекатился за большой бугор с корнями от поваленного дерева. Теперь немецкие офицеры были у него, как на ладони, я же контролировал пространство с другой стороны от машины.

Офицеры сделали каждый по два выстрела, но они явно не понимали куда стрелять, а мы на выстрелы не отвечали, поэтому перестрелка не состоялась. Тем временем подошли наши товарищи, и мы перегруппировались, заняв позиции с максимальным обзором и безопасностью вокруг ловушки, в которую попали немцы. Мы на немецком языке объяснили ситуацию попавшим в западню фрицам и предложили им сдаться, если  дорога жизнь.

Один из разведчиков негромким голосом сказал: - Товарищ командир, Серёга показывает, чтобы мы отвлекли «фрицев», они похоже его приметили. Показывает, что надо пострелять.

Я махнул рукой, и он сделал несколько выстрелов по краю машины. Через несколько секунд я увидел, как Серёга выпрямился во весь рост и метнул свой нож, а потом бросился к машине,  вытянув руку с зажатым пистолетом и крича: - Aufgebenundamlebenbleiben!*- после этого мы увидели две руки вытянутые над машиной. Оказалось,  произошло следующее. Офицер из егерской службы первым понял, в каком положении они оказались. Обученный в своём подразделении не сдаваться противнику живым и быстро уничтожать важные документы, он принял решение ликвидировать офицера автотранспортной службы (это был Клаус, как ты догадался), который не горел желанием умирать, а потом покончить с собой.

Всё это Серёга понял по мимике и губам немцев, за которыми пристально следил надёжно укрытый корнями. Об остальном ты уже знаешь. Клауса этого мы перевели за линию фронта в нашу крепость без особых происшествий. Он оказался из баронского сословия и я запомнил имя, потому что заполнял неоднократно бумаги с его допросами. Его звали Клаус фон Штауффенберг. Потом я допрашивал его, хотя допросом это не назовёшь, он всё рассказал сам. Говорил, что с самого начала войны с Россией у него было желание всё это прекратить. Дома его ждала жена с двумя детьми, а первое же сражение 22 июня 1941 года на пограничной заставе, когда его покусала пограничная собака, показало, что шансы остаться в живых сильно сократились. Именно тогда он при ходатайстве отца жены, который командовал автотранспортной службой, перевёлся из мотострелковой части, чтобы не участвовать непосредственно в сражениях.

Но как видно, от судьбы не убежишь. Он всё равно был оставлен на фронте - для продвижения по карьерной лестнице это было необходимо, и как результат, он был едва не убит своим же, после чего попал в плен. К слову сказать, после плена Клаус вернулся в Германию и каким-то чудом отыскал меня. Написал мне письмо, где благодарил меня, как посланника Святого Клауса, которому он молился о благополучном возвращении с фронта. Ведь неизвестно, если бы не плен, остался бы он жив или нет. Думаю вряд ли.

*Aufgebenundamlebenbleiben! – не стреляй и останешься жить (нем.)

 

( часть1 - часть2 - часть3 )

 

 

 

 

Главная Компания СпецЭлектрод Каталог электродов Алфавитный каталог электродов Прайс (Цена) Контакты Купить в регионах Видео СпецЭлектрод Новости

Представленные на сайте сведения носят информационный характер и не являются публичной офертой, определяемой положениями Статьи 437(2) ГК РФ.
"© СпецЭлектрод."
Использование материалов только с разрешения «СпецЭлектрод» и только с ссылкой на WWW.SPETSELECTRODE.RU



Яндекс.Метрика